Как герои войны стали первопроходцами на Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки | Новости отрасли | Спортивная Россия

infosport.ru

География призеров Олимпийских игр

X
Помощь:
1 клик – фиксировать Регион на карте
2 клика – переход на страницу Региона
Карта России region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region region
- не допущен международной федерацией
unsupported browser
Открытое пространство публикаций
Обновлено 28.09.16 в 13:28 (время Московское)
05 мая 2015

Как герои войны стали первопроходцами на Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки

Дебютная для сборной СССР Олимпиада-1952 в финском Хельсинки носит неформальное название «Игры фронтовиков». Костяк советской команды тогда составили люди, прошедшие войну — кто-то на фронте, некоторые в тылу.

Перипетии судеб практически каждого из чемпионов и призёров Хельсинки достойны отдельного фильма или книги.

Два дня рождения Виктора Чукарина

В 1937-м отец Виктора Чукарина был репрессирован, Витя остался с матерью — гречанкой по национальности. В 1940-м в Харькове Чукарин получил заветный значок мастера спорта, но многообещающую спортивную карьеру прервала война.

Чукарин сразу ушёл на фронт добровольцем, воевал в артиллерийских частях. Попав в плен на Украине, прошёл в общей сложности через 17 лагерей смерти, в том числе самые страшные — Бухенвальд и Зандбостель. В последнем его жизнь спасло настоящее чудо. Фашисты, понимая, что наступление союзников приближается, приняли решение уничтожить всех узников концлагеря. Заключённых посадили в заминированную баржу и вывели в открытое море. По какой-то невероятной случайности рядом оказалось английское судно пограничной охраны, и людей спасли. С тех пор этот день в начале мая 1945-го Чукарин считал своим вторым днём рождения.

«Я был такой худой и страшный, что даже родная мать признала меня, только нащупав на голове рубец, оставшийся у меня с детства после падения со скирды», — вспоминал впоследствии Чукарин. Хотя после лагерей он весил всего 40 кг и едва мог два раза подтянуться на перекладине, тренеры сумели убедить начальство в спортивных перспективах Чукарина и тем самым спасли его уже от советского лагеря.

В 1952 году в Хельсинки Чукарин стал первым в СССР абсолютным олимпийским чемпионом по спортивной гимнастике. Помимо золота в личном и командном первенствах, на коне и в опорном прыжке Чукарин добыл серебро на брусьях и кольцах, превратившись в главного героя Игр в составе советской сборной.

К сожалению, несмотря на спортивные победы, возвращение к нормальной жизни после плена прошло непросто: Чукарин держался обособленно от товарищей по команде, и впоследствии ни тренерской, ни судейской карьеры у него не получилось. Хотя на Играх-72 Виктор Иванович выводил на помост в качестве тренера нашу олимпийскую сборную.

Много лет Чукарин возглавлял кафедру Львовского института физкультуры. В родном городе есть улица его имени.

Золотой винт Якова Пункина

К лету 1941-го Яков Пункин подошёл известным борцом греко-римского стиля, чемпионом Украины, выпускником киевской Школы тренеров. В начале 1941 года Яков был призван в армию и направлен в Белоруссию в школу младших командиров танковой части в город Волковыск. Продолжал тренироваться, выступать и, завоевав титул чемпиона Вооружённых сил, начал готовиться к первенству страны. Но грянула война.

Ночью 22 июня школа проснулась от грохота бомб. Курсантов подняли по тревоге. Их сразу же бросили в бой. Но что могли сделать против немецких танков слабо обученные, плохо вооружённые ребята весеннего призыва с 3-линейными винтовками, причём одной на троих?

Воевал Пункин меньше недели. Потом — контузия, долгие часы лежания в лесу в ожидании санитарной машины. Не успели. Яков попал в плен, бежал, спустя месяц был пойман и помещён в концлагерь «Мепен». Его жизнь спасли верные товарищи: сначала не выдали истинную национальность (Пункин был евреем, но во время войны выдавал себя за осетина), затем укрыли от немцев и вылечили от тифа.

В апреле 1945-го Пункину удался побег из концлагеря «Оснабрюк», где он на тот момент находился. Подобравшие его американские союзники, узнав про довоенную карьеру перспективного борца, сделали предложение сменить гражданство и выступать за США. Пункин отказался — хотя сложно было даже мечтать о спортивных перспективах 24-летнего паренька, который весил тогда всего 36 килограммов.

После госпиталя Пункин попал в советский фильтрационный лагерь, затем ещё три года служил в разведке в Магдебурге. Но уже активно тренировался и в 1947-м стал чемпионом Вооружённых сил. На протяжении семи лет — с 1949 по 1956-й — Пункин выиграл в греко-римской борьбе всё, что только было можно: олимпийский титул в 1952-м, пять титулов чемпиона СССР. «Я была на финальной схватке Яши. Даже сейчас наворачиваются слёзы. Он побеждает, судья вскидывает руку — и все видят ниже локтя тысячу какой-то номер, оставшийся от концлагеря. Судью будто током ударило. Закатывает рукав — у него тоже наколот ряд цифр. Крепко обнимает нашего борца. Оказалось, сидели в одном лагере!» — вспоминает ещё одна наша чемпионка Игр-52 Нина Пономарёва.

Большинство побед Пункину принёс его любимый приём – бросок с прогибом, из-за оригинальной техники получивший название «винт». Повторить его до сих пор не удалось ни одному из борцов. Дело в том, что у Пункина после контузии был нервный тик: подёргивались плечо и часть лица. Соперникам казалось, что бросок пойдёт влево, а Пункин внезапно разворачивал его вправо. Непроизвольным ложным движением он ставил в тупик абсолютно всех.

Иван Удодов. Из Бухенвальда на олимпийский пьедестал

Когда началась война, будущему первому советскому олимпийскому чемпиону по тяжёлой атлетике Ване Удодову было 17. Но записаться добровольцем на фронт он не успел: прямо из ростовского детского дома Удодова отправили на принудительные работы в Германию. После нескольких лет фактически рабства Иван вместе с группой товарищей сумел совершить побег с авиационного завода, где он на тот момент трудился. Беглецов поймали и поместили в концентрационный лагерь. Два года, до самого конца войны, Удодов провёл в Бухенвальде. На момент освобождения 21-летний паренёк весил всего 29 килограммов, страдал от крайней степени дистрофии и нервного истощения. Из Бухенвальда советские солдаты вынесли Удодова на руках: у него просто не было сил идти самому.

В попытке найти себя в послевоенной жизни Удодов записался на курсы автовождения – хотел стать шофером. А чтобы вернуть здоровье, стал ходить по вечерам в динамовский спортзал, ворочать штанги. Там он встретил своего первого и единственного тренера Марка Баева, который разглядел в бывшем узнике будущего чемпиона.

Уже спустя четыре года после окончания войны Удодов стал пятым на чемпионате страны в наилегчайшем весе, подняв в сумме 277,5 кг. Через два года он перешагнул гроссмейстерский рубеж 300 кг и впервые выиграл звание чемпиона СССР.

Главным соперником Удодова на Играх-52 считался иранский «мухач» Махмуд Намдью. Победитель трёх последних чемпионатов мира, действующий мировой рекордсмен в толчке и по сумме троеборья. Намдью был национальным героем в своей стране, его именем даже назвали одну из улиц Тегерана, а шах одарил его домом, автомобилем и почётным правом упражняться по утрам со штангой в спальне шахского дворца.

По словам очевидцев, перед началом олимпийского турнира Намдью отказался пожать Удодову руку. Мол, чего с ним говорить, этот не поднимет даже 310 кг. Спустя несколько часов результат был на табло: Удодов стал чемпионом Хельсинки с олимпийским рекордом 315 кг, Намдью поднял на целых 7,5 кг меньше.

Спортивная карьера Удодова вышла на пик. В 1953 году он впервые стал чемпионом мира, в 1954-м и 1955-м выигрывал на мировых форумах серебро. Закончил выступать на высшем уровне в 1956 году, став в четвёртый раз чемпионом СССР.

Грант Шагинян и его вертушка

Серебро в турнире многоборцев в Хельсинки вслед за Виктором Чукариным завоевал ещё один советский спортсмен — Грант Шагинян. 18-летний чемпион СССР среди юношей ушёл на фронт добровольцем. В 1943-м был тяжело ранен в ногу и полностью уже не восстановился — о ранении напоминали хромота и периодические боли.

Несмотря ни на что, хромой Шагинян уже в 1946-м возобновил занятия гимнастикой, а спустя всего три года выиграл шесть золотых медалей на престижном тогда Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Будапеште. В Хельсинки в 1952-м Шагинян стал чемпионом в командном первенстве в составе сборной СССР, взял серебро в многоборье, а также золото на кольцах и серебро на коне. На этом снаряде Шагинян продемонстрировал уникальный соскок, впоследствии названный в его честь — «вертушка Шагиняна».

После завершения карьеры Шагинян долгое время возглавлял спорткомитет Армянской ССР, а затем уехал в Сирию тренировать местную команду. После смерти Шагиняна его имя было присвоено одной из улиц Еревана. А в октябре прошлого года в городе в присутствии президента Международного олимпийского комитета Томаса Баха был открыт памятник Гранту Шагиняну.

Сергей Щербаков. Как боксировать на одной ноге

События в жизни молодого Серёжи Щербакова развивались стремительно: в 18 стал заниматься боксом, в 21 занял третье место на чемпионате СССР, в 22 — второе, в 23 — ушёл на фронт. Как и многих спортсменов, его взяли в элитную диверсионную бригаду, задачей которой было устраивать взрывы во вражеском тылу. Зимой 1942-го на Кавказе во время выполнения задания Щербакова тяжело ранили.

До своих пришлось добираться долго, ползком. Когда его наконец привезли в госпиталь, приговор врача был однозначен: ногу придётся ампутировать. «Но я же ещё не успел стать чемпионом! Как же я смогу боксировать, на одной-то ноге?!» — взмолился Щербаков. Свой шанс у фронтового доктора он вымолил. Ладно, мол, на твой страх и риск — начнётся гангрена, отправишься на тот свет.

Щербаков выжил. Но от раненой ноги поначалу было немного толку: она не сгибалась и адски болела. Начав тренировки уже в палате госпиталя, Сергей сумел максимально разработать ногу, но подвижность полностью не вернулась. Одну ступню он практически не чувствовал.

«Надо мной в госпитале смеялись: чем боксёра, отрабатывай лучше ездуна на инвалидной коляске», — вспоминал потом Щербаков. Свой первый бой после ранения он выиграл уже в 1943-м, на антифашистском конгрессе. С перебинтованной ногой, несгибающейся ступней.

Начиная с 1944-го Щербаков 10 раз подряд становился чемпионом СССР. На Олимпийских играх в Хельсинки он уступил в финале польскому боксёру Хихле. Все разговоры из серии «засудили» Щербаков пресекал на корню: «Сам виноват. Надо было упорнее навязывать свою волю». Всего Щербаков провёл на ринге 227 боев, из них 207 раз побеждал, 78 раз — нокаутом. После завершения карьеры долгое время работал тренером, был главным тренером сборной СССР на Играх-56 в Мельбурне, а также написал книгу «Записки боксёра» о собственном видении принципов бокса.

Выберите регион
Выберите вид спорта
Выберите категорию
Выберите автора
Выберите источник

Вопросы сотрудничества и совместной деятельности inform@infosport.ru